+7(495)795-71-02

ДЕЛОВОЙ КОМПЛЕКС «АРМА»

Наименование: Деловой комплекс «Арма»
Адрес объекта: Москва, ЦАО, Нижний Сусальный переулок, дом 5
Категория услуг: алюминиевые окнаалюминиевые двери, алюминиевые витражи, входные группы, облицовка натуральным камнем
Дата реализации проекта: 2014-2016

Активная стадия превращения завода «Арма» в районе Курского вокзала в «креативный кластер» началась в 2011 году, хотя ремонты и приведение территории в порядок стартовали с приходом первых арендаторов, в 2000-е годы. Сейчас территория открыта – через неё можно свободно пройти от туннеля, ведущего к станции метро «Курская», к Винзаводу, Мрузовскому переулку и Яузе. Девелоперы, компания «Большой город», также благоустроили, и торжественно преподнесли мэрии на День города-2015 пешеходную часть Нижнего Сусального переулка – улицу, по которой сотни, если не тысячи людей ежедневно пробегают в метро и из метро. «Арма» трансформировалась чуть позже, чем соседние Винзавод и Артплей, но присоединилась к их достойной компании, поддерживая, по мере сил, арт-ориентированную репутацию района за Курским вокзалом.

Реновацией корпусов и благоустройством территории занимались архитекторы бюро «АМ Сергей Киселёв и Партнёры», в основном – Владимир Лабутин и Алексей Медведев. «Поначалу нас позвали для консультации по зданиям газгольдеров, – рассказывает руководитель бюро Игорь Шварцман, – наше участие в их обновлении минимально, мы лишь помогли с планировками и инженерными вопросами. Затем заказчики предложили поработать с другим корпусом, потом ещё с одним, и так далее. В конечном счёте генплан развития территории, благоустройство, проекты реновации корпусов и интерьеры нескольких общественных зон были выполнены нашим бюро. Обновление промзон давно стало одним из направлений нашей деятельности. С компанией «Большой Город» мы занимались бизнес-центром на Полковой улице, реновацией хлебзавода на Красносельской. «Арма» же в этом ряду самый крупный, трудоемкий и значимый проект».

Арма: строение 1 и 2

Архитекторы отнеслись к корпусам аккуратно. Советские аттиковые этажи перебрали – под кровлей образовались помещения для офисов, освещенные в основном мансардными окнами, встроенными в вальмовый абрис крыши. Местами, с внутренней стороны квартала, в пологих вальмовых кровлях образуются вырезы – здесь офисы получают обычные, вертикальные окна. Похожие вырезы во внутренних скатах флигелей-ризалитов образуют на их кровлях небольшие террасы с выходом на кровлю.

Кирпичные стены вычищены пескоструйной технологией и вычинены кирпичом Remmers – вычинка заметна намётанному глазу, позволяя сравнить шершавость подлинника с более регулярной фактурой современного материала, но выделяется не слишком. Кирпич шершавый, но не крошится, хотя и не выглядит слишком лакированным. Два здания тепло-морковного, оранжевого оттенка представляют собой отличные пропилеи для территории, где сохранено многое от исторического завода. Они работают визитной карточкой не только для кластера, но и для технологии сохранения кирпичной архитектуры исторических промзон, «держа» собой восточный фасад переулка.

  1
  2
  3
  4

Арма: строение 3

Третий корпус немного меньше соседнего четвертого корпуса, но фасады здесь нарисованы пластичнее и яснее, чем во всех других постройках гражданского инженера Роопа. Циркульные перемычки окон перекликаются с круглыми нишами и создают несколько «храмовый» образ, поддержанный пластичными фризами ломбардских арок и рельефными лопатками-«контрфорсами», чья поверхность испещрена глубокими нишами.

Корпус 3а, примыкающий к третьему корпусу сбоку, немного короче своего соседа и не столь «подтянут», а его карниз расположен немного ниже и очень лаконичен. Зато его окна тоже высокие и большие, хотя сандрики не полуциркульные, а лучковые, с угловатыми пятами, а лопатки, также довольно рельефные, оживлены лишь несколькими валиками, которые эхом вторят разгранке «контрфорсов» третьего корпуса. Стекло поблёскивает деликатнейшим образом и, местами включаясь в пространственно-пластическую игру, отражает карнизы, предлагая внимательным прохожим мимолетные перспективные иллюзии.

  5
  6
  7
  22

Арма: строение 4, 5

Сдержанная псевдороманика их фасадов характерна для фабричной архитектуры своего времени, её главное украшение – «ползучие» ломбардские аркатуры и рёбра контрфорсов между большими окнами, которые здесь выстроены преимущественно в два яруса. Здания выстроены «покоем», ножки буквы «П» обращены к ж/д насыпи и образуют с западный стороны двор-парковку, довольно прагматичный, но тихий, с деревьями. Простые лучковые фронтоны и широкие окна скомпонованы лаконично, но не без вариативности: где-то карниз поддержан декором ползучих арок, где-то минималистично отсутствует.

Окна и двери заменены на новые, остеклённые в металлических рамах и разбавлены стеклянными же козырьками на хай-тековских тросах, добавляющих образу глянца, также как и аккуратные коробочки фонарей вечерней подсветки, призванной акцентировать вертикали лопаток и детали декора – впрочем, такая же подсветка используется и на третьем корпусе. Между четвертым и третьим корпусом располагается пешеходный бульвар – главный центр тихой жизни комплекса, с кафе и кортеновой облицовкой клумб и скамеек.

  1
  2
  4
  16

Арма: строение 6

Небольшое строение, расположенный между 18 и 19 газгольдерами и новой котельной, служил для производства счетчиков; он появился раньше реконструкции Роопа, в 1880-х годах, и здесь «средневековые» ломбардские арочки сопровождены напоминающим об ампире классическим рустом.

Самое интересное в проекте реновации, предложенном Владимиром Лабутиным – это, наверное, кровля. Уважая скатный абрис предшественницы, она всё же поднимается вверх «скворечником» технического этажа и раскрывает два крыла для освещения интерьеров. Нижний этаж, также как и в других корпусах, углублён, вокруг него с двух сторон образовались обширные приямки для освещения, с просторными маршами лестниц для спуска на уровень бывшего подвала.

  1
  3
  6
  7

Арма: строение 7

Строение задумывался как новая котельная, но возникла идея использовать его как-то иначе, поэтому трубы поблизости пока не появились. В проекте существовало несколько вариантов решения этого небольшого здания с продиктованным участком, слегка зигзагообразным планом: в частности, в одной из версий шершавый кирпич прорезали тонкие вертикальные рамки.

Остановились на наиболее лаконичном: терракотовая облицовка чередует тонкие светлые и темные полосы ригеля, похожие на вязаный шарф и примиряющие темную краску на фасадах газгольдеров и почти оранжевый цвет исторических зданий. Глухие полосатые торцы обращены на север и юг, широкие стеклянные «телевизоры» – на восток, к площади перед историческими корпусами, чьи фасады они отражают, складывая из них калейдоскоп картинок.

 
  14
  15
 

Арма: строение 13

Самое незаметное из зданий комплекса явственно стремится вжаться в его западную границу. У него и план такой – острый треугольный, это здание похоже и на стену, и на забор; кроме того, пока ты идёшь мимо него в сторону туннеля, фасад отступает влево, объем заметно истоньшается, почти влипает в стену соседних строений железнодорожного ведомства. Идёшь и думаешь: вот бы всё новое строительство в историческом центре было такого рода, деликатным самоотречения, но с изюминкой.

В здании задумывалось две изюмины, а осталась одна. Первая, не случившаяся – кортеновые фасады. Они придали бы корпусу ещё больше сходства с домом-забором или ангаром, якобы оставшимся от заводских, и в то же время отлично перекликались бы в кортеновыми клумбами на внутреннем бульваре. Но нет. Пришлось корпусу быть кирпичным, покрытым глянцеватой плиткой.

Широкие перспективные откосы окон остались от «кортенового» варианта. Они асимметричны, но строги: каждый правый откос совершенно прямой, каждый левый – очень пологий, ловит солнце, восходящее на востоке – пусть под углом, но в окно оно попадёт. Форма откосов вторит треугольному абрису плана здания, намекает на то, какое оно треугольное. И в то же время заострённые выступы простенков явственно похожи на тонкую осовремененную разновидность ребер-контрфорсов, что тоже созвучно архитектуре старого прома.

  1
  2
  3
  6

Защита от роботов
Внимание